Фразеологическое обезбоживание мифических богов  

Фразеологическое обезбоживание мифических богов

Переход имени собственного в имя нарицательное очень важен для понимания специфики образования фразеологических оборотов, включающих собственные названия. Без этого перехода или приближения к нему создание такого фразеологизма невозможно. Имя индивидуально, но чем большую способность обобщать оно приобретает, тем ближе становится к нарицательному, тем больше оснований, как в случаях со словами царь и король, писать его с маленькой буквы.

Чем шире обобщение, тем расплывчивее контуры реальных лиц, событий, фактов, связанных с именем. Появляется необходимость в историческом комментарии слова или выражения. Приходится искать мотивы и источники такого обобщения.

Какую же историческую информацию несут имена, значения которых обобщены в составе образных выражений? Из каких кладезей черпает наш язык эту именную премудрость?

Одним изсамых глубоких колодцев является мифология и литература античности. Из него не уставали черпать писатели старого и нового времени, вызывая к жизни звучные имена древних героев, богов, добрых и злых духов, которыми язычники греки и римляне заселили все, что их окружало.

За что страдают Тантал и Сизиф? Местом, где обитали греческие боги, была гора Олимп. Здесь жил в золотом дворце бог богов Зевс, повелевающий судьбами богов и людей. Время боги проводили в роскошных пирах. Право посещать божественные пиршества имели и полубоги — герои, — и даже смертные, правда, не простые, а царского происхождения. Удостоился такой чести и лидийский царь Тантал. Однако, возгордившись, он оскорбил богов, подвергнув сомнению их основное достоинство — всеведение. За это разгневанные боги прокляли Тантала и низвергли его в царство смерти. Гомер так описывает в «Одиссее» муки Тантала:

Видел потом я Тантала, казнимого страшною казнью:

В озере светлом стоял он по горло в воде и, томимый

Жаркою жаждой, напрасно воды захлебнуть порывался.

Только что голову к ней он склонял, уповая напиться,

С шумом она убегала; внизу ж под ногами являлось

Черное дно, и его осушал во мгновение демон.

Много росло плодоносных дерев над его головою,

Яблонь, и груш, и фанат, золотыми плодами обильных,

Также и сладких смоковниц и маслин, роскошно цветущих.

Голодом мучась, лишь только к плодам он протягивал руку,

Разом все веши дерев к облакам подымалися темным.

(Пер. В. А. Жуковского)

На многих языках выражение танталовы муки, или муки Тантала, означает 'невыносимые страдания от неисполнимости желания'.

За что же пострадал хитрый и коварный коринфский царь Сизиф? За ту же человеческую гордыню. Сизиф пожелал стать бессмертным, как боги. Перехитрив богиню смерти, он заточил ее в оковы. И тогда все смешалось в земном и небесном царстве. Все живое перестало умирать, люди стали богоравными.

Естественно, что больше всего от заточения Смерти пострадал бог войны Арей (Арес). Именно его Зевс послал освободить Смерть. Сизиф был побежден, но не окончательно. Хитроумный коринфец договорился с женой, что после смерти она откажется совершать над ним погребальные обряды. Не успев попасть в царство Аида, он начал жаловаться на это неслыханное бесчестье и просить, чтобы его отпустили «на побывку» для наказания жены. Вернуть Сизифа из царства смерти было еще труднее, чем заключить его туда, Для этого Зевсу пришлось отправить в Коринф своего сына, ((посланника богов» Гермеса — самого хитрого и коварного бога Олимпа, покровителя торговцев и воров. За хитрость, причинившую всем так много беспокойства, боги и осудили Сизифа столь жестоко.

Миф о Сизифе попал даже в современную зоологическую терминологию. Энтомологи называют сизифом один из видов навозных жуков, отличающихся необычайным трудолюбием. Характерно, однако, что, став термином, имя Сизифа потеряло существенную часть своей символики — мучительность и бесплодность труда. «Сизиф-жук не знает страданий, — пишет энтомолог Жан Анри Фабр. — Проворный и упрямый, он карабкается по крутизне, всюду таща свой груз — то хлеб для себя, то хлеб для своего потомства». Такова зоологическая быль древней сказки.

Так имена героев превращаются в будничные наименования. А бывает и того хуже: имя древнего бога вдруг примут за имя простого смертного. Именно в таком «обезбоженном» виде употреблено выражение в объятиях Морфея в пьесе одного современного автора «Воскресный визит бабушки». Молодой человек говорит в этой пьесе буфетчице: Вы крепко спали в объятиях Морфея. Буфетчица: Чего треплетесь. Ночь не спала, на минуточку уснула, а вы уж «в объятиях Морфея». Какой такой Морфей, когда у меня свой жених есть в Москве.

Фразеологизм в объятиях Морфея имеет значение «предаваться сну» и давно уже является застывшим образом, который понятен без расшифровки. Морфей, как и его два брага Икел и Фантас и их отец Гипнос, были богами сна. Братом Гипноса был сам Фанат (Танатес), бог смерти. А родным домом этого сонного семейства было подземное царство смерти.

Древние греки и римляне были язычниками, «многобожниками». Они имели право выбирать себе бога.

Христиане потеряли это право. Их Бог един и вездесущ. Христианство — это не только догмат веры, но и грамотность и просвещение, которое несли такие миссионеры-проповедникн, как Кирилл и Мефодий, давшие славянам кириллическую азбуку. Библия, переводимая миссионерами, стала щедрым источником афоризмов, крылатых слов и образных выражений во многих языках. Имена многих библейских персонажей стали нарицательными: Авель, Каин, Ной, Авраам, Иов, Иисус, Иуда.

Право первородства, однако, принадлежит Адаму. Именно с него, как рассказывает Библия, начинается история человечества. Это было давно — в адамовы веки. Бог создал Адама лишь на шестой день, предварительно сотворив мир, в котором Адаму предстояло жить. Любопытно, что имя Адам «говорящее»: на древнееврейском языке оно означает 'человек'. Видимо, патриарх Моисей — предполагаемый автор Ветхого Завета, — давая это имя первому человеку земли, сознательно сделал его столь символичным.

Все мы — адамовы дети, — гласит русская пословица, отражающая притчу о сотворении мира и Адама. Многие детали райской жизни отражены в библейской фразеологии. До наших дней, например, дошло выражение ходить в костюме Адама и Евы, что значит 'ходить голым'.

Жизнь в раю способствовала долголетию; так, согласно Ветхому Завету, Адам прожил 930 лет. Впрочем, и его потомки, изгнанные из рая, прожили не меньше. Легендарный Ной, например, дожил до 950 лет. Рекордного возраста достиг патриарх Мафусаил — дед Ноя: 969 лет! Немного не дотянул до него другой ветхозаветный патриарх — Иаред (Аред, Арид), проживший «всего» 962 года. Тем не менее он, так же как и Мафусаил, вошел в поговорку: выражения прожить мафусаиловы веки и прожить аридовы веки - синонимы. Помните щедринскую сказку о премудром пескаре? И отец и мать у него были умные: помаленьку да полегоньку аридовы веки в реке прожили.

Зная о долголетии Адама, легко понять, почему в русских говорах это имя стало символом здоровья и силы. Выражение Здоровая барыня — просто Адам Адамом было записано в 1901 г. под Москвой.

Выражения болен как Лазарь; беден как Лазарь; прикидываться Лазарем 'притворяться больным и несчастным' восходят к имени евангельского нищего. Ослабевший от голода, больной проказой, Лазарь лежал у ворот дома богача, напрасно умоляя о подаянии. Тот отказал ему даже в остатках, падавших с переполненного стола. Но зато после смерти, как и полагается по библейским законам, богач угодил в преисподнюю, а Лазарь — в «лоно Авраамово», т. е. в рай.

На Руси духовный стих о Лазаре был любимой песней бродячих нищих. В ней богач неожиданно оказывался братом бедного Лазаря, что усиливало бесчеловечность его поступка. Заунывный мотив песни, распеваемой далеко не бескорыстно, и вызвал к жизни чисто русское выражение петь лазаря 'прикидываться несчастным, жаловаться на спою судьбу, стараясь разжалобить'.

Имя этого евангельского нищего мы найдем и в слове лазарет 'военная больница'. В средние века так называли больницы для прокаженных, которые напоминали своим названием о страшной болезни, мучившей Лазаря.

Таких лазарей Церковь после смерти нередко производила в святые, с их именами связывали легенды о чудесных исцелениях, их мотам приписывали магическую силу. Так складывались святцы — христианский месяцеслов, список святых и праздников в календарном порядке. По этим святцам и давались имена на Руси.

Бывали случаи, когда имя какого-нибудь конкретного лица, хорошо известного в округе, приобретало такую популярность, что выражение, связанное со святцами, начинало трактоваться по-мирскому.

В 1822 г. на страницах журнала «День» печатались «Заметки о жизни донских казаков». Их автор, описывая нравы и обычаи казаков, толковал и некоторые местные выражения. Вот, например, как объяснялось происхождение одного из них:

А вот что, бывало, как порасскажут про атамана Данилу Ефремовича да про супругу его Маланью Карповну. Такие-то они были простые да хлебосольные. Бывало, поедет казак в город да повезет Маланье Карповне в гостинец крут (масляные лепешки), севрюжины, икры свежей — все принимала, не гнушалася. И угостит, бывало, всякого и наградит. Ажно теперь по народу гуторют; «наварила-де на Маланьину свадьбу».

Эту легенду повторяли позднее немало авторов. В свой сборник включил ее и петербургский фразеолог М. И. Михельсон.

Выходит, пословичная Маланья — реальное лицо, тороватая черкасская казачка Маланья Карловна, свадьба которой с атаманом Данилой Ефремовым состоялась в 1795 г. Об этом пунктуально сообщает «Опыт областного великорусского словаря».

Историк фразеологии, однако, привык с недоверием относиться к таким «правдоподобным» объяснениям. Ему подавай языковые факты.

В Библиотеке Российской Академии наук в Санкт-Петербурге хранится рукописный сборник пословиц, принадлежавший Петру I. Его датируют как «свиток исхода XVII века». В этом свитке мы находим и нашу Маланью: наряжается как Маланья на свадьбу. В другом рукописном сборнике XVII в. встречается пословица Онанья плачет, а Маланья скачет. Выходит, что это не Маланья Карповна, вышедшая замуж в 1795 г.

Языковая летопись свидетельствует и против казачьего колорита Маланьиной свадьбы. Выражение наготовить как на Маланьину свадьбу широко известно в севернорусских, среднерусских и сибирских говорах. В последних, например, мы уже встречаем такие варианты этой поговорки, как расклада как Маланья с ящиком 'о том, кто разложил свои малоценные вещи напоказ, мешая этим другим', носится как Маланья с ящиком 'о человеке, который носится с ничтожной вещью и даже гордится ею' и т. д.

Где же искать подлинный смысл этой поговорки? Оказывается, в церковном календаре. В нем мы найдем и день Мелании Римляныни, именины которой приходятся на канун Нового года — 31 декабря по старому стилю. Вечер этого дня до сих пор во многих христианских странах называют «щедрым». И на Руси когда-то «на Маланку», т. с. в день святой Мелании, ряженая (т. е. переодетая как на маскараде) молодежь ходила по домам, угощаясь блинами, оладьями, пампушками и прочими щедротами, которыми оделяли их хозяйки. За щедрость молодежь расплачивалась шуточными песнями и представлениями. На Украине, например, разыгрывали шуточную свадьбу Васыля и Меланки. Имя Маланьиного жениха тоже не случайно: день святого Василия Кесарийского приходится на 1 января по старому стилю, поэтому и крещенские морозы называют иногда в шутку Васильичами.

Маланьина свадьба, следовательно, — это нечто вроде символической встречи старого и нового года. А выражение наготовить как на Маланьину свадьбу первоначально значило 'заготовить столько еды, сколько готовит хорошая хозяйка в канун Нового года'. Ведь от этого, по суеверным представлениям, будет зависеть благополучие семьи в течение всего года.

К такому выводу независимо друг от друга пришли В. И. Чернышев, тончайший знаток русской речи, и Т. Н. Кондратьева, автор глубоких работ по фразеологии с именем собственным. Характерно, что в 1995 г. такое объяснение записала и фольклорист А. С. Сатыренко в одной из деревень близ Вятки. В книге «Вятский фольклор. Народный календарь» о дне святой Маланьи (13 января по новому стилю) так прямо и говорится: «К этому дню готовили много еды, отсюда и поговорка: наготовить как на Маланьину свадьбу».

Этот вывод можно подтвердить и активностью модели с именами святых в подобном временном значении: Наварила, напекла Акулина на Петра (т. е. на день св. Петра — 29 июня); Пришел Евсей (24 апреля) — овсы сей; Не отсеялся до Бориса (2 мая), с Бориса сам боронися (т. е. запрягайся в борону), а не то, как и на Афанаса (18 января), не поешь хлеба на Спаса (1 августа); Кто сеет после Фита (св. Вита, 15 июня), тот прост бывает жита; На святого Пуда (15 апреля) вынимай пчел из-под спуда и т. д.


6391338058497105.html
6391436589364313.html
    PR.RU™