Лилли, мне бы очень хотелось увидеть тебя вновь. Трезвой. Тео». 3 страница

— Теодор Эллис! — Джордж смотрит с открытым ртом на экран. — Дерьмо, Лиллс, он так горяч, что на его лбу должна висеть табличка «ОСТОРОЖНО, ОГНЕОПАСНО».

Я закатываю глаза и смеюсь.

— Он просто клиент, Джордж. — Боже, я чувствую, как отстаиваю свои моральные качества. Это моя вина, что у меня столь неподобающие друзья, но еще она в том, что у меня столь же неподобающие мысли.

— Вот. Же. Дерьмо. — Он кладет руки на бедра.

— Я просто хочу напомнить, что он клиент, который прижимал ее к двери, пытаясь поцеловать, — уточняет Молли.

Джордж ахает.

— Боже, я бы все отдал, чтобы такой экземпляр пообжимался со мной на чем-то твердом, — он мечтательно вздыхает.

— Так ты его знаешь? — спрашиваю я.

— Лично мы не знакомы, но все знают, кто такой Теодор Эллис. — Он замечает мой пустой взгляд и вздыхает. — Я клянусь, ты как будто с другой планеты. Он самый завидный холостяк Лондона, известный своими нашумевшими вечеринками, красивыми женщинами и огромным банковским счетом. Он является воплощением того, как нужно вести себя, имея миллионное состояние… чертовски хорошо проводить время. Серьезно, парень живет, как рок-звезда, и очевидно, что его красоте могли бы позавидовать боги.

Я пожимаю плечами, я не могу отрицать данное утверждение.

— Так как, черт побери, Эллис стал мультимиллионером? Он совсем не похож на такового.

— Говорят, его отец умер, когда он был молод, но он был очень богат и оставил много денег в трастовых фондах двумя сыновьями Теодору и Уильяму. Уильям учился на какую-то большую шишку делового бизнеса, а Теодор изучал рекламное дело, поэтому они объединили свои трастовые фонды и основали рекламную компанию, и создали, бог знает сколько предприятий. Тео всегда был тем еще раздолбаем, и одному Богу известно, как ему удается держать на плаву весь бизнес.

Он буквально парень, который имеет все, что пожелает.

— Сколько ему лет? — спрашиваю я. Должно быть, он намного старше, чем выглядит.

— Это еще одна причина, почему он так знаменит. Ему всего лишь двадцать семь. Двадцать семь, и он имеет все это! — Джордж качает головой.

— В нем должно быть что-то большее, чем просто красивое лицо.

Он кивает.

— Кстати, говоря, о «красивых лицах», я наткнулся на Круза этим утром, — он мечтательно вздыхает. — В этом парне все кажется неправильным... в самом лучшем смысле, — он улыбается и хитро смотрит на меня.

— Я уснула, и он решил, что может остаться. Это больше не повторится. Он знает правила, — хмыкаю я.

— Ты и твои правила, — он резко закатывает глаза. — Серьезно, Лиллс, ты не можешь принимать всех мужчин за свиней, — смеется он.

— Как твое прослушивание? — спрашиваю я, быстро меняя тему разговора.

— Ну, я, конечно же, был великолепен, но только завтра буду знать, слепы они или нет.

Мой телефон начинает звонить в сумочке, прерывая Джорджа. Я подпрыгиваю и иду ответить на вызов.

Мое лицо расплывается в улыбке, когда я вижу имя на дисплее.

— Гарри! — я практически кричу в трубку.

— Привет, Лиллс. Как дела? Как твоя жизнь в новом городе? — Его голос мягкий, протяжный, я не слышала его в течение последних шести месяцев. Гарри — мой брат, старше меня на два года. Мы всегда были очень близки. Он ездил по миру в течение последних шести месяцев, и я ужасно по нему скучаю.

— Все здорово. Не так хорошо как дома, но я осваиваюсь. Как путешествие? — Я так взволнована от мысли, что он едет домой. Не могу дождаться, когда услышу обо всех его приключениях.

— Это было удивительно. У меня есть несколько сумасшедших историй, чтобы поделиться с тобой. Я лечу домой в пятницу, приземляюсь в «Хитроу» в девять утра. Не будешь возражать от моей компании на твоем диване на несколько дней?

Я практически визжу от восторга.

— Конечно же, нет. Господи, не могу дождаться, когда уже увижу тебя.

— И я. Увидимся. Люблю тебя, Лиллс.

— И я люблю тебя. — Он вешает трубку. Я так рада, что он приедет, и, наконец, увидит мою новую квартиру.

Я обращаюсь к Молли и Джорджу:

— Гарри возвращается, он остановится у нас на пару дней, вы не возражаете?

Они оба смотрят друг на друга и усмехаются.

— А должны? — спрашивает Молли, глядя на меня, будто я сумасшедшая. И Молли, и Джордж души не чают в Гарри. И это то, что мы никогда не обсуждаем. Я закатываю глаза, глядя на них.

— Я пойду приму душ.

***

Когда я приезжаю в офис на следующее утро, там царит хаос. Джош буквально бегает по офису, и одновременно спорит с кем-то по телефону. Через двадцать минут он просовывает голову за стеклянную дверь моего кабинета.

— Лилли, у меня большие проблемы с выкупом акций Эллиса. Главным акционерам было предложено сбыть акции другому покупателю. Если мы не согласимся подписать сделку завтра утром, они сольют акции, и все продажи пойдут насмарку. — Кажется, он даже похудел за этот день. — Я оставил сообщение секретарю мистера Эллиса, чтобы он позвонил мне как можно скорее, чтобы мы знали план действий. Но он, кажется, серьезно настроен на эту сделку, и мы должны убедить его подписать все сегодня.

— Хорошо, — киваю я.

— Я буду держать тебя в курсе. А пока, не могла бы ты написать оговорку о недопущение залога в договоре? Отправь мне его по электронной почте, когда закончишь. Я ознакомлюсь.

— Будет сделано, — отвечаю я.

— Спасибо, Лилли. Ты наше сокровище, — он подмигивает мне и уходит в свой кабинет.

Я беру контракт и начинаю редактировать его пункты, когда звонит телефон. Я смотрю сквозь стекло на Джоша, который разговаривает по телефону, поэтому поднимаю трубку.

— Доброе утро. Офис Джоша Уокера. Я Лилли Паркер. Слушаю вас.

— Привет, мисс Паркер.

Вот дерьмо. Его голос глубокий и притягательный, что заставляет мои бедра сжаться, как только я его услышала. Черт бы его побрал.

— Мистер Эллис, — уверенно говорю я. — Подождите минуту, и я соединю вас с мистером Уокером.

— Спасибо, — произносит он, и я уверена, что он улыбается.

Я ставлю его на удержание и даю сигнал Джошу, что у него на ожидании вызов. Джош жестом показывает, чтобы я дала ему минуту. О, круто. Я не хочу говорить «мистеру Высокомерие», что он должен подождать. Я делаю глубокий вдох и поднимаю трубку.

— Мистер Эллис, мистер Уокер по-прежнему занят, не затруднит ли вас подождать минуту, пока он освободится?

— Ладно. В таком случае я подожду. — Я как раз собираюсь снова поставить его на удержание, когда он говорит:

— Да, мисс Паркер, было приятно с вами познакомиться вчера... вновь. Я с нетерпением жду нашей следующей встречи.

В его голосе слышится обещание, отчего все мое тело вспыхивает. Что это со мной? Волнение?

Я по-прежнему официальна с ним.

— У нас есть много дел, с которыми необходимо разобраться в течение следующей недели.

Я слышу, как он тихо хмыкает в трубку.

— О, поверь, мы все обсудим…

Его голос глубокий и хриплый. Моя кожа вспыхивает, и по ней пробегают мурашки от его слов.

Джош тем временем положил трубку, и я сразу переключила линию, не дав себе возможности еще больше возбудиться. Я делаю вдох, и мне становится легче. Просто разговор с ним заставляет меня хотеть его. Даже если он мне нравится, я не позволю себе пасть к его ногам. Я бы никогда не стала спать с ним только из-за того, что он чертовски привлекателен. Я не одна из тех глупых, наивных девушек, что повелись на его внешность. Не спорю, он один из тех, кто способен заставить хотеть его каждой клеточкой своего тела. Поэтому он опасен, очень опасен.

***

Утро проходит быстро, настает время обеда. Я просовываю голову в кабинет Джоша.

— Я собираюсь сбегать за сэндвичами. Взять вам что-нибудь? — спрашиваю его я.

— Если бы ты захватила мне сэндвич, то спасла бы меня.

— Конечно.

Я хватаю пальто с сумочкой и выхожу из офиса.

Я приезжаю обратно через двадцать минут и открываю дверь в кабинет Джоша.

— Вот ваш... — затихаю я, быстро оценивая происходящее, и судорожно сглатываю. Напротив Джоша сидит Теодор Эллис. Он одет в светло-голубую рубашку, которая выгодно подчеркивает его кобальтово-синие глаза, черные брюки, и он без галстука. Он осматривает каждый сантиметр моего тела тем же жарким взглядом, как и в прошлый раз. Они оба поворачиваются в мою сторону.

— О, мне очень жаль, — неловко бормочу я.

Джош улыбается мне, явно почувствовав мой дискомфорт.

— Спасибо, Лилли. Пожалуйста, не могла бы ты принести мне контракт? Мистер Эллис пришел, чтобы подписать его.

— Эм, да, конечно.

Я понимаю, что я все еще держу сэндвич, делаю еще шаг, чтобы положить его на стол, и когда мельком смотрю на Эллиса, то замечаю на его лице пристальный взгляд и веселую ухмылку.

— Лилли? — Голос Джоша выводит меня из своего рода транса.

«Глупо, Лилли, очень глупо. Господи Иисусе. Ты сильная, не смей показывать ему свои слабые стороны. Мужчины, как он, способны чувствовать запах слабости, как акула чует запах крови в воде».

Я поворачиваюсь на каблуках и быстро направляюсь к своему столу. Я трачу на сбор документов больше времени, чем этого требуется, чтобы привести в порядок сбившееся дыхание. Звонит телефон и дает мне еще несколько спасательных минут.

— Добрый день, офис мистера Уокера, Лилли Паркер слушает вас.

— Лилли, это Анна. У мистера Симмонса назначена встреча с мистером Уокером десять минут назад.

— Ох, он с клиентом в данный момент. Попроси его подождать еще минут десять.

— Это срочно, у него сегодня плотный график, — извиняющимся тоном произносит она.

— Хорошо, я посмотрю, что могу сделать.

Я иду обратно в кабинет Джоша и стараюсь не попасть под чары Эллиса снова.

— Джош, звонила Анна и сказала, что мистер Симмонс уже десять минут ожидает вас, — говорю я виноватым тоном.

— О, боже, да… Не могла бы ты ей перезвонить, извиниться и перенести встречу? Я твой должник.

— Конечно.

Я поворачиваюсь, чтобы уйти.

— Потребуется несколько минут, чтобы подписать бумаги. Уверен, что Лилли могла бы сама с этим справиться, — заявляет Эллис командным тоном. Наши взгляды встречаются, и на его губах играет легкая улыбка. Отлично. Джош смотрит на меня.

— Как ты смотришь на предложение мистера Эллиса, Лилли?

Черт!

— Да, конечно, — стиснув зубы, вежливо улыбаюсь я.

— Хорошо. Мне ужасно неловко, мистер Эллис.

— Вовсе нет, остался последний рывок, думаю, мы с Лилли, быстро справимся.

Он поворачивается ко мне и смотрит на меня так, что каждый мускул в моем теле находится в напряженном ожидании.

О боже.

— Спасибо за понимание, — произносит Джош, перед тем как бегло бросает взгляд на меня и удаляется. Что это было? Сожаление? Предупреждение? Я не уверена. Он закрывает за собой дверь, и я остаюсь наедине с Теодором Эллисом.

— Вот контракт, который нужно подписать.

Я беру документы и в попытке не стоять слишком близко к нему, склоняюсь над столом, чтобы разместить их перед ним. Когда я встаю возле него, наши глаза встречаются, и он буквально пригвождает меня к месту своим взглядом и тем, а уголок его губ приподнимается в ухмылке. Мне вдруг становится ужасно жарко. Он находиться рядом со мной, не прекращая весело ухмыляться своими идеальными губами. Его тела источает высокомерие, которое присуще тому, кто полностью уверен в себе. Он просто смотрит на меня. Когда я смотрю прямо в его глаза, то не могу сдержаться и быстро туплю взгляд в пол. Он поднимает бровь и дерзко улыбается, глядя на меня; это так сексуально, так чувственно, и я клянусь, мое лоно, кажется, уже готово содрогаться оргазмом.

— Очень милый вид, мисс Паркер. — Его взгляд блестит опасным блеском. Я вдруг понимаю, что сглупила, наклонившись над столом возле него, потому что подол моего платья поднялся, выставляя все напоказ. Я выпрямляюсь и закатываю глаза.

— Извращенец, — бормочу я.

— Не стоит оскорблять меня. — Улыбка играет на его губах, когда он поднимает бровь. Он так спокоен и собран, хорошо осведомлен о своей силе. Он откидывается на спинку стула и складывает руки за голову, изображая дерзкого подонка. Ну, ничего, я справлюсь с этим. Я не та девушка, которая поведется на все это и никогда ею не стану. Если эти игры — это то, чего он хочет, я с радостью приму его правила. Я знаю, как найти к нему подход. Это будет просто, как съесть кусок пирога.

Я поднимаю документы, не отрывая от него взгляда, затем медленно обхожу вокруг стола так, что один мой палец находится на нем, очерчивая круги. Его взгляд перемещается от моего пальца на столе к моим губам, он сглатывает и поджимает губы в тонкую линию. Его глаза фокусируются на мне, и я вижу, как они темнеют. Его взгляд настолько интенсивен и сексуален, что по всему телу бегут мурашки. Я стягиваю свои очки с головы, рукой поправляю копну своих волос и забрасываю рыжие пряди на одно плечо. Поправляю очки на лице и становлюсь позади него, опираясь на его плечо, пока моя правая грудь слегка трется о его левую руку. Я кладу бумаги на столе перед ним, и он не двигается.

— Если вас не затруднит, подпишите вот здесь, — наклоняюсь я и шепчу в нескольких сантиметрах от его уха. Его дыхание учащается.

Я поворачиваюсь и стою, прислонившись к столу перед ним, снимаю свои очки и провожу пальцами по своей нижней губе в, казалось бы, простом жесте. Он смотрит на меня — и его глаза темнеют, во взгляде столько опасности, и это заставляет меня дрожать, затем его голодный взгляд путешествуют по моему телу.

Внезапно он встает и делает шаг вперед, наваливаясь на меня. В долю секунды я отхожу назад и уже сижу на столе. Он помещает свои руки по обе стороны от моих бедер так, что его лицо находится в нескольких сантиметрах от моего. Его голубые глаза раздевают меня. Я ставлю руки позади себя, чтобы поддержать вес. Он наклоняется еще ближе, пока наши лица не оказываются в опасной близости друг от друга. Я сразу ощущаю запах дорогого парфюма и его дыхание. Между нами пробегает электрический разряд. Я чувствую тепло исходящее от его груди, и, о мой бог, мне хочется сорвать с него рубашку и исследовать каждый сантиметр его тела.

Мои чувства взбудоражены до предела, его опьяняющий аромат захватывает меня, и я до боли хочу прикоснуться к его рельефным мышцам, проступающим сквозь рубашку. Мое сердце как будто пытается вырваться из груди. Я знаю, он хочет поцеловать меня, и меня охватывает почти болезненное желание почувствовать его губы своими. Он слегка приподнимает бровь, и на его лице появляется усмешка. Черт, а он хорош. Один ноль в пользу Эллиса.

— Бумаги, мистер Эллис, — говорю я и поднимаю бровь.

— Вы пытаетесь выбить меня из колеи, мисс Паркер?

Его дыхание ласкает мои губы, когда он говорит. Его глаза прожигают меня, в то время как он продолжает ухмыляться. Его близость оказывает на меня опьяняющее действие, мои кожа и соски становятся сверхчувствительны к кружеву моего лифчика. Я просто хочу наклониться и поцеловать его, пройтись языком по его щетине и слегка укусить его шею, грудь, живот... Трудность в том, что я осознаю, что хочет того же, что и я. Его тело требует моего внимания. Сам факт, что он хочет этого — причина, почему этому не бывать.

— Мне просто нужно, чтобы вы подписали бумаги, — я склоняю голову к документации на столе. Он качает головой, вздыхает и выпрямляется, сокращая расстояние между нами. На мгновение он закрывает глаза и когда открывает их вновь, выглядит довольным.

— Ну, мисс Паркер, кажется, я вас недооценил, — он выглядит озадаченным и слегка ошеломленным.

Я пожимаю плечами.

— Никогда не стоит недооценивать противника. Тебе ли этого не знать.

Он улыбается. Его глаза исследуют мое тело, и знакомая жажда появляется на его лице.

— В том то и дело. Не буду ходить вокруг да около Лилли, так что скажу прямо. Я хочу тебя и очень сильно. Да ты это и так знаешь. Я смогу оценить тебя по достоинству.

Ну, это было уж слишком.

— Что из нашей первой встречи вы пропустили мистер Эллис? Я отчетливо помню, как говорила тебе, что ты мне не интересен.

Он улыбается так, что сердце начинает выпрыгивать из груди, а низ живота сжимает болезненная судорога. Черт бы побрал тебя и твою дикую сексуальную привлекательность.

— Если ты так выглядишь, когда не заинтересована, тогда, черт побери, я хотел бы увидеть, когда ты проявляешь интерес. — Он поднимает бровь.

Я слишком взволнована, чтобы ответить.

— Видишь ли, моя сладкая, мы оба знаем, что ты врешь сама себе. Я Теодор Эллис... и ты мной заинтересована. Независимо от того, сколько раз ты твердишь себе иное, ты точно хочешь то, что находится у меня в штанах.

Иисусе, сколько самонадеянности. Вот задница! Как такое возможно, чтобы мужчина настолько возбуждал и бесил одновременно. Картинки начали меняться в моей голове; он глубоко внутри меня, я запрокидываю голову назад и ногтями впиваюсь в его спину. Его пальцы судорожно перебирают пряди моих волос.

«Черт его побери. Достаточно. Лилли, заставь его закрыть рот».

— Ты очень заблуждаешься, — говорю я и холодно смотрю на него.

— Что же мне сделать, чтобы увидеть, как ты нежишься в моей постели? — бесстыдно спрашивает он.

— Дай-ка подумать… какай золотом, — криво усмехаюсь я.

Он смеется.

— В конечном итоге, Лилли, ты будешь в моей постели. Может быть, не сегодня и не завтра, но точно будешь.

Этот парень думает, что для женщин он — дар божий. О, я собираюсь наслаждаться, отвергая его. Я делаю шаг к нему, пока мои губы не находятся в нескольких сантиметрах от его. Я наклоняюсь и шепчу ему на ухо:

— Ты просто не в состоянии принять отказ за ответ. Я ненавижу высокомерие, а еще больше ненавижу самонадеянность. Ты думаешь, я буду спать с тобой. — Мои глаза с уверенностью скользят по его телу, и я произношу: — Этого. Никогда. Не. Произойдет.

Он расплывается в улыбке, наклоняется ближе и шепчет на уровне моей шеи.

— Ты можешь делать вид, сладкая, но я вижу это в твоих глазах. Ты хочешь меня.

Мои внутренности медленно тлеют под его взглядом. Его самодовольная улыбка до чертиков бесит меня. Самое время, чтобы стереть эту улыбку с его лица, и просветить о том, что все, что он себе надумал, не сбудется. Он будет в проигрыше. Он игрок, поэтому я буду говорить с ним на его же языке.

Я наклоняюсь так, что мои губы напротив его, и наши глаза в плену друг у друга… Я шепчу ему в губы:

— Видишь ли... ты открыл мне все свои карты слишком рано. — Ухмыляюсь я, глядя на него. — Я отчетливо помню, как говорила тебе лучше практиковаться в своей игре, но теперь ты проиграл и все разрушил. — Я делаю вид, что мне грустно, перед тем как надеть на лицо маску безразличия. — Это тебе не под силу, и не трать свое время мистер Эллис, — говорю я холодно.

Он криво улыбается и произносит:

— Ну, я люблю, когда мне бросают вызов. — Когда он шепчет, его дыхание слегка касается моих губ. Затем он пальцами очерчивает линию вниз по моей шее, заставляя меня дрожать. Прижимается губами чуть ниже моего уха и мое сердце колотится, словно после бега в марафоне. Его губы быстро отстраняются. Он улыбается, довольный моей реакцией и шагает к двери, оставляя меня со сбившимся дыханием и жаром во всем теле.

Боже, он такой высокомерный, одержимый манией величия ублюдок и, черт возьми, он самый горячий мужчина, которого я когда-либо видела. Все должно быть иначе. Я сильнее всего этого. Но я хочу его и ненавижу себя за это.


Глава — Тео

В доме гремит музыка, наполняя комнату и всех гостей сумасшедшей энергией. Я сижу на диване с моим другом Генри и Уиллом, младшим братом Хьюго. Брюнетка, которую я не знаю, сидит с одной стороны, а Сара ― бывшая модель и сердцеедка, с другой стороны от меня, выставляя напоказ свои длинные подтянутые ноги. Я уже довольно пьян, алкоголь притупил мой разум и чувства. Музыка грохочет, и выпивка течет рекой. Диван сдвинут к стене, создавая импровизированный танцпол в центре гостиной. Изрядно выпившие тела танцуют вместе в развязном танце. Две девушки танцуют на журнальном столике в центре комнаты. Одна, кажется, потеряла свою верхнюю часть одежды и теперь ходит только в лифчике. Это типично для пятничного вечера у меня дома. Да, я мог бы пойти в клуб, но почему бы не организовать это все в моем огромном доме в центре Лондона, где кровать всего в нескольких шагах, и у меня есть возможность пригласить только самых сексуальных женщин. Кроме того, большинство клубов не позволит вытворять все то, что происходит на этих вечеринках.

Я обнаруживаю Хьюго среди уймы тел. Он машет мне, пробиваясь сквозь толпу, и, как всегда, находится в окружении женщин. На нем узкие джинсы, белая майка с черным пиджаком поверх и фетровая шляпа. Только Хьюго может вырядиться так и не выглядеть при этом как полный кретин.

― Чувак, ― он стукается со мной кулаками. ― Наверное, я бы всех тут поимел, ― говорит он и смотрит в сторону полуодетой девушки на журнальном столике. ― Похоже, пьяные и аморальные женщины ― мой любимый тип, ― гортанно смеется он.

Я поднимаю бровь.

― Не уверен, что тебе нужно еще больше женщин. Большинство людей просто приносят пиво, ― я жестом показываю на толпу позади него.

Он убирает руки.

― Разве я когда-нибудь тебя подводил? ― улыбается он мне. ― Дамы, позвольте представить вам скандально известного Теодора Эллиса.

Он объявляет это в своей типичной театральной манере. Они все хихикают и отводят взгляды. Все они ― предсказуемый тип женщин Хьюго. Высокие, худые и полуобнаженные.

― Это Шарлотта, ― он жестом указывает на блондинку, которую обнимает за талию и похлопывает по заднице. Она поворачивается ко мне, и я вижу знакомый румянец, который почти всегда оказывается неизбежным, ее губы немного приоткрыты, и я замечаю, как учащается ее дыхание. Она в серебристом платье, обвитом змейкой вокруг ее шеи, но даже оно не придает ей никакого достоинства. Оно служит лишь для того, чтобы обращать внимание на ее маленькие изгибы, однако платье очень короткое и обнажает ее непристойно длинные ноги. На ней туфли на шпильках с серебряными ремешками, застегнутыми на лодыжке. Ее светлые волосы коротко подстрижены. Я стою и приветствую ее, целуя в щеку. Ее лицо становится пунцового оттенка.

― Все нормально, милая, большинство женщин по его милости охватывает пламя, ― Хьюго смеется, а потом бормочет мне: ― Засранец.

Я смеюсь из-за его реплики.

― Это Сьюзи, Анна и Ариэль, ― Хьюго показывает на девушек перед тем, как представить их Уиллу и Генри.

У меня голова идет кругом, когда я представляю, как две девушки из гарема Хьюго будут извиваться и ползать у меня на коленях в каком-нибудь приватном танце. В то время как одна будет ласкать рукой мое бедро и сжимать член, другая ласкать ее киску практически у моего лица. Первая будет целовать мою шею, прежде чем прикоснуться своими губами к моим. И вдруг, как наваждение, в памяти всплывает лицо Лилли Паркер, ее губы касаются моих, даже ее запах. Что за хрень?! Внезапно образ двух девушек кажется дешевкой. Мой энтузиазм испаряется в одно мгновение, и я четко осознаю, с кем бы сегодня хотел быть. Жаль, что эта особенная киска не принимает посетителей. Я запускаю руку в волосы. Я не могу обладать ею, и теперь даже мысли о том, чтобы найти ей замену, разрушают меня. Что, черт возьми, со мной не так? Иисусе, я ведь могу насладиться любой киской прямо сейчас. Алкоголь, много алкоголя исправит это. Я не буду помнить собственного имени, не говоря уже о Лилли, мать ее, Паркер.

Я вскакиваю, расталкивая женщин от себя и ору, перекрикивая музыку:

― Ну что ж, ребята, думаю сейчас самое время для тура из шотов текилы.

Все кричат в знак одобрения. Я пересекаю комнату к барной стойке, где находятся несколько бутылок, выстраиваю двадцать рюмок в два ряда и начинаю наполнять их, пока Хьюго разливает текилу в другой ряд.

Хьюго забирается ногами на стойку и выкрикивает перед публикой:

― Шоты с тела девушки!

Оглушительные аплодисменты одобрения заполняют комнату. Он машет рукой, чтобы толпа снова затихла.

― Тео слижет четыре шота текилы с четырех счастливиц. Так что, дамы, борьба начинается.

Хьюго смеется, пока женские визги режут мой слух, и начинается жестокое толкание.

Я поднимаюсь на стойку рядом с ним, толкаю его, но Хьюго продолжает громко смеяться, наблюдая за всем этим хаосом.

― Вау! Девушки, прошу вас, успокойтесь, ― ухмыляюсь я. ― Каждой из вас может достаться лакомый кусочек, ― я соблазнительно понижаю голос.

Хьюго вытягивает свой кулак, и я, улыбаясь, ударяю по нему.

Парни отошли в конец комнаты, некоторые прислонились к столешнице в кухне, чтобы наблюдать за происходящим, в то время как женщины образовали шумную толпу вокруг барной стойки.

― Начнем. Я выбираю... Сару.

Она широко улыбается, когда подходит к барной стойке. Я спускаюсь на пол, чтобы помочь ей взобраться на нее. Она раздевается до пояса и закалывает свои длинные светлые волосы, прежде чем лечь на спину.

― Соль, ― говорю я Хьюго, который протягивает мне соль и шот текилы. Я обмакиваю свой палец в текиле и рисую им линию между ее тазовых костей.

― Держи, дорогая, ― Хьюго подмигивает ей, поднося дольку лайма к ее губам. ― Ладно, мы готовы, ― кричит Хьюго.

Люди вокруг нас веселятся, упиваясь каждой минутой этого действия.

В то время как Хьюго наливает текилу ей в пупок, я наклоняюсь и слизываю с нее соль. Текила стекает по ее бокам, и мой язык очерчивает дорожки по ее телу перед тем, как погрузиться в ее пупок. Вокруг все вскрикивают и восторгаются. Я, наконец, захватываю лайм между ее губ и провожу языком по ее нижней губе.

― Следующая! ― кричит Хьюго. ― Давайте посмотрим, насколько пьяным мы сможем сделать Тео и сколькие из вас, прекрасные дамы, будут иметь возможность почувствовать на себе прикосновения этого знаменитого языка.

Его голос низок, когда он шевелит бровями. Он смеется, а женщины в комнате начинают безумствовать.

***

Под утро я перемещаюсь с девушкой, которую, кажется, зовут Лиа, к себе в спальню. Я планирую излить всю свою сексуальную напряженность с ней. Я потерял счет, со скольких женщин я слизал вчера текилу, после десятка тех, которые еще всплывали в моей памяти. Так что сейчас я пьяный в стельку, но мысли о чертовой Лилли Паркер до сих пор мелькают у меня в голове. Излишне говорить, что я разочарован, выбит из колеи и чертовски возбужден.

Как только я провожу пальцем по щеке девушки, она смущенно краснеет и отводит взгляд в сторону.

― Раздевайся, ― приказываю я ей.

Я направляюсь в ванную, по пути снимая рубашку, оборачиваюсь, а она стоит, выпучив глаза и тяжело дыша. Ее взгляд осматривает мое теперь уже обнаженное тело, и она облизывает свою верхнюю губу.

― Сейчас же, ― я использую свою неотразимую улыбку, по крайней мере, я думаю, что она такая и есть, но я настолько пьян, что мое лицо просто онемело, она сразу же снимает свой лифчик, открывая взору свои огромные сиськи.

Рад, что моя улыбка еще производит впечатление на некоторых людей. Это то, что я проделываю: соблазняю женщин, добиваюсь того, что они ловят каждое мое слово до тех пор, пока они не начинают страстно желать угодить мне. Это жестоко, но я такой, какой есть. Тем не менее сегодня я не чувствую своего обычного трепета от нахождения с красивой женщиной, мои мысли витают в облаках. Не поймите меня неправильно, она горяча, но я хочу... Я не знаю... фейерверков, наверное. Боже, я веду себя, как ноющий мальчишка, но мне необходимо это отчаянное, яростное, всеохватывающее желание к ней. Мне нужна эта отчаянная необходимость быть в ней. И что бы я ни делал, есть только один человек, в котором я истинно нуждаюсь. Черт побери, как раз когда я думал, что преградил ей доступ в свой разум, она как гребаная заноза в заднице опять дала о себе знать.

«Это тебе не под силу, и не трать свое время мистер Эллис». Я стону от того, как напористо звучали ее слова, и это заставляет меня хотеть трахнуть ее еще сильнее. Я исчезаю в ванной комнате, чтобы освежиться прежде, чем мои фантазии одержат победу надо мной.

Когда я возвращаюсь, то замечаю полностью обнаженную Лию на кровати. Ее загорелая кожа светится в полумраке.

Я снимаю оставшуюся одежду, забираюсь к ней на кровать, и ее дыхание становится поверхностным. Я прокладываю дорожку из поцелуев от ее талии до бедер, устраиваясь между ее коленей. Ее дыхание настолько громкое, что, без сомнения, она собирается задохнуться от возбуждения. Я хватаю ее за бедра и резко дергаю ее ниже к себе, она ахает. Наклоняясь над ней, я целую ее в шею, скользя рукой по животу, пока не касаюсь ее киски. Я нежно вожу пальцем по ее клитору прежде, чем ввести один палец внутрь ее. Конечно, она мокрая и готова, а я, черт побери, нет!

Я пытаюсь привести мысли в порядок и добиться сексуального возбуждения. Она стонет и извивается под моими прикосновениями. Одного лишь вида ее беспомощности от моих касаний должно быть достаточно, но это не так. Это не действует. Уничтоженная мной бутылка текилы, вероятно, совсем не помогает. Мой разум бунтует против моего тела, и образы Лилли врываются в мое подсознание. В конце концов, я закрываю глаза и позволяю своему больному воображению то, что ему нужно. Я представляю, что она ― это Лилли Паркер, что, оказывается, не трудно, учитывая мою нетрезвость. Она гладит меня, и мой член дергается, возвращаясь к жизни. Я шарю в тумбочке в поиске презерватива, открываю его и раскатываю по своему эрегированному члену. Я жестко целую ее, наши языки начинают борьбу, когда я стону в ее рот. Она запускает свои руки в мои волосы. Я прикусываю ее губу, прежде чем, жадно целуя, продолжить свой путь вниз к ее горлу, в то время как прижимаюсь членом к входу в ее влагалище и с легкостью вхожу в нее. Ее спина изгибается дугой, а ногти впиваются мне в спину.


6101995882776635.html
6102067061458947.html
    PR.RU™